Прививка от Смерти

Прививка от Смерти

Кто понял жизнь, тот больше не спешит
Смакует каждый миг и наблюдает
Как спит ребёнок, молится старик
Как дождь идёт, и как снежинки тают
— Омар Хайям

Часть Первая. Поэтическая

Иногда случаются такие моменты — как вспышки юмора, мгновенного резонанса, или чувство единства. Это вспоминание. И это приятно — как, сидя у костра в момент глубокой тишины, посреди напряжённого похода через лес, вдруг почувствовать единство со всем в этот скоротечный момент, и братскую близость с кем-то — или всеми — в этом кругу. Ведь это никогда не повторится! А ночь так хороша. Огонь танцует и даёт тепло, а лес вокруг такой тёмный и дремучий, пробуждает что-то древнее и неспокойное. И хочеться не спать, а слушать и вдыхать эту загадочную живую тишину леса, опасную и притягательную одновременно.

Хочется разгадать и понять то, что таится в глубине. Стать зверем или птицей, чтоб обострились чувства, и взлететь, трепеща пронзительной красотой этой ночи. Потрескивает, догорая, костёр. Приходит туман, с реки тянет прохладой. Пора спать. И чувство волшебства исчезает, но остаётся внутри — как лёгкое прикосновение к непознанному, которое ощутили, наверно, все мы этой ночью.

Походы утомляют. И после сырости и холода, после натруженных мышц, так приятно вернуться домой — в тепло, комфорт и уют квартиры. Здесь электричество, горячая вода, туалет без комаров, и мягкий тёплый диван. А рядом близкие, родные люди.

Но скоро нас снова влечёт в поход. Может быть потому, что так вкусно ощутить комфорт возможно, лишь временно его лишившись. Возможно, мы хотим тишины, и настоящей встречи с друзьями. Познать непознанное, почувствовать красоту и силу природы. А может быть, именно путешествие даёт нам чувство настоящей жизни.

А возврат домой — как метафора смерти. Ведь Вселенная фрактальна, и узнать большее возможно, познав меньшее.

Дома есть возможность отдохнуть. Восстановить силы, понежиться в тёплой ароматной ванне с пеной, покушать идеальную домашнюю еду. Позвонить родным и близким.

Но скоро нас снова тянет в путь. Ведь на диване не почувствуешь прохладу и свежесть утренней реки, и терпкий запах хвои, нагретой солнцем. Жар песка, и дикую радость сильного ветра. И предвкушение!

Я думаю, что вечер у костра под звёздами, наверно, стоит всей подготовки, усилий, и ночёвки на коврике в палатке, раз мы снова и снова делаем это — приходим на Землю.

Часть Вторая. Историческая

Представления о том, что будет после жизни, оформились в раннее средневековье, с активной помощью тогдашней Церкви. Догмы христианства провозглашают бессмертность человека как духовного существа, но отрицают реинкарнацию, то есть повторное воплощение Души в новом теле. Перевоплощение противоречит основному догмату этой религии — Воскресению людей в конце времён.

Ориген, который исследовал идею поэтапной эволюции Души в течение нескольких жизней, был предан анафеме на Пятом Вселенском Соборе (553 год). Став государственной религией Римской Империи в 4 веке, христианство постепенно захватило западный мир.

Мы получили то, что получили.

Нейтральный принцип кармы (каждый испытает на себе то, что сделал с другими) получил форму Заповедей, единственной жизни, Страшного Суда, и вечных мук (или блаженства).

Взрослый принцип личной ответственности получил детскую форму «Бог накажет». Исполнение наказания было отложено до самой смерти, а оттуда ещё никто не вернулся. Вокруг были войны, эпидемии и голод. Духовенство обещало Рай после смерти, и вечный Ад за любой признак Жизни. В Коллективном Бессознательном несколько веков объединялись страх возмездия и неизвестности, чувство вины и невозможность повлиять на ситуацию.

В результате, оторванные от жизни концепции — неодушевлённость природы, единственная жизнь, карающий Бог и первородный грех — развязали руки всему худшему, что до недавнего времени называли «человеческой природой». Отношение к телу как к проблеме закрыло человеку доступ к его собственной жизненной силе.

Так появилось современное общество, с его усталостью и стрессом.

Между тем, фатализм и обречённость правят бал только в учениях, которые ушли от природы и потеряли связь с реальностью. Ничего подобного нет у коренных народов. Реинкарнация была и у древних славян. Богиня Мара собирала незавершённые дела человека, и переносила его в новую жизнь, где он мог их продолжить.

Понятно, что взгляды на жизнь, например, индуизма и христианства отличаются лишь точкой зрения. Воскресение в обновлённом теле — чем не реинкарнация? С другой стороны, каждая жизнь для человека — единственная, потому что вряд ли можно точно знать, какой будет следующая жизнь, когда она будет, и будет ли вообще.

С третьей стороны, раз я могу вспомнить что-то из своих прошлых жизней — значит я был тогда, и жив сейчас. Получается, что я как-то прошёл смерть, и не исчез весь, полностью.

Часть Третья. Практическая

Примерно в 5 лет ребёнок осознаёт, что когда-то его не станет, и принимает решение что с этим делать дальше. Интересно, что люди с сильным страхом Смерти, обычно не готовы проявить себя и в Жизни. Откладывают мечты в долгий ящик, планируют — и не делают.

Детское решение, которое, возможно, принял такой человек, может звучать: «Я так боюсь исчезнуть, что не подам даже признак Жизни». Основа — вероятно, рефлекс: «Прикинься мёртвым, чтоб не съели». А детская логика, наверно, в том, что мёртвые не умирают. Человек с таким решением не позволяет себе чувствовать Жизнь, потому что подсознательно считает, что как только оживёт, он станет уязвим для Смерти. Конечно, это иллюзия.

Важно различать смерть как объективное завершение этой вашей жизни. И психологический образ Смерти, как апофеоз всего ужасного, что человек услышал от общества, и придумал сам.

Физиологическая смерть, пока вы живы — не про вас. У тех, кто прошёл околосмертный опыт, есть какое-то представление о начале процесса. Вряд ли это полный опыт. Пока вы живы — вашей смерти нет. Не существует. Поэтому лучшее, что можно сделать в плане объективной смерти — жить долго и счастливо. Бывать в настоящем. Танцевать и общаться; праздновать Жизнь. Может быть, сделать что-то хорошее для Мира и других людей. Чего я всем нам и желаю.

Психологический же образ, и связанные с ним негативные переживания и (ничем не подкреплённые) ожидания — по сути, психическая травма, и она поддаётся терапии. То есть своё отношение к Смерти можно эффективно изменить.

Для этого придётся понять, что именно страшит вас. Очеловечив страхи, и с любовью добавив им нужный ресурс, бывший страх можно превратить в друга и союзника. Это не сказка, просто технология. Важно: изменение отношения должно произойти на чувственном уровне. Поэтому рассуждать о страхе бесполезно; его нужно исследовать. Я готов помочь в этом.

Наверно, в Смерти страшна неизвестность. И то, что «это уже навсегда». А ведь каждую ночь, в уютной кроватке, мы все засыпаем… «навсегда». До самого утра. И всё в порядке. Милтон Эриксон говорил, что лучший способ проснуться утром — выпить на ночь два стакана воды 🙂

А неизвестность «лечится» символическим знакомством со Смертью, и разговором, который позволит узнать Её намеренья относительно вас. Что, если она могла бы стать вам другом? Или хотя бы не враг вам, как многие верят. В этом процессе очень важен чувственный опыт, и здесь вам могли бы помочь терапевты, расстановщики, танатотерапевты, шаманы, и другие проводники. Желательно узнать у специалиста, готов ли он работать с темой Смерти.

Эпилог

Кто-то мудрый сказал, что каждому, кто хочет принять дар Жизни, нужно принять и её противоположность. При этом человек свободен выбрать своё отношение к этим дарам, и то, как он использует обе эти силы. Разве не здорово?

При том, что приятно быть смелым, Смерть — это всё же серьёзно. Это, буквально, сильнейший раздражитель и стимул для тела и психики. Хорошо, когда этот стимул работает в вашу пользу.

Желаю вам Жизни в вашей жизни!

Андрей Лобач, 2019

" data-description="

Кто понял жизнь, тот больше не спешит Смакует каждый миг и наблюдает Как спит ребёнок, молится старик Как дождь идёт, и как снежинки тают — Омар Хайям Часть Первая. Поэтическая Иногда случаются такие моменты —Читать дальше

" >

Добавить комментарий