Циклон. Лес загадочной планеты

Циклон

Прошло уже много дней с тех пор, как прекратились сеансы связи и перестали приходить транспорты. Циклон поставил жирное многоточие в планах родной корпорации по «разведке и добыче стратегически важного редкоземельного металла на малообитаемой удалённой водной среднетёплой планете RX8457913». Похоже, мы застряли здесь надолго.

База располагалась в полуразрушенном бункере, а может школе или храме. Кто и когда его построил, мы не знали. По официальной версии это был форпост какой-то старой цивилизации. Сейчас от него остался бетонный каркас с остатками штукатурки и облезлыми изображениями каких-то существ с большими розовыми цветами. Надёжные стены, почти целые плиты перекрытия и ровный пол — всяко лучше наших армейских палаток, отсыревавших после каждого дождя. И очень удобный выход в лес по небольшому пирсу. На этой планете нам повезло — это просто дворец, по сравнению с тем, как мы, случалось, жили во время заданий.

Связь не возвращалась. Делать было нечего, и мы часами бродили по лесу. Деревья приятно пахли чем-то свежим и терпким. Под ногами шуршал мягкий, чуть-чуть колючий, ковёр из остатков растений. Ещё ниже, под этим ковром, словно дышала влажно-коричневая, пронизанная корнями, почва. Через лес бежал ручей, сверкая игрой света в толще воды. Летающие представители местной фауны наполняли лес звуками. Иногда резкими; вот сейчас — мелодичными. А потом они станут как из другого мира. Иногда сочетания и переливы этих звуков словно включают что-то, и создают очень явное чувство замедления и уплотнения всего вокруг. Воздух словно сгущается, и начинает вздрагивать и струиться, в унисон пульсации крови в теле. Странная планета. Простое сочетание звуков не должно вызывать такую реакцию. Может, дело в запахе деревьев, или паттернах движения воздуха? Или вообще это влияние поля циклона? Кто их знает, эти чёртовы циклоны.

Наш строгий распорядок дня с бритьём, поднятием флага и построением, никто не отменял. Он исчез сам по себе. И правда, какой смысл в армейских обрядах, если мы вернёмся лет через двадцать? Воевать здесь не с кем, демонстрировать глупость и отвагу некому. На место субординации пришли простые дружеские дни. Разведка и добыча сверхценного металла прекратилась. Ведь связи нет, и отгружать его некому.

Руководство, узнав об этом, назвало б нас дезертирами, и отдало бы под трибунал. Нехватка суперметалла тормозила выпуск оружия, а он встречался на двух-трёх планетах, не больше. Добывать его было трудно и дорого. «Каждая тонна имеет значение. Времени мало! Только приложив все усилия, мы можем сохранить господство в космосе. А это гарантия безопасности и новых территорий!» Всё как всегда. Им территории, нам — труд на благо общества.

Ну и где оно сейчас, руководство? Где амбициозные планы освоения ближней вселенной? Никто не знает срок, на который мы застряли – может год, а может лет на двести. Циклон электромагнитный. Их так и не умеют понимать. Не могут предсказать. А этот — в несколько раз больше остальных, и имеет какую-то новую структуру. Красивый, зараза. Его величество Космос играет по своим правилам. Ему плевать на наши планы. Он варит свои зелья.

День повторял день. Ночью пели существа. Погода стала очень комфортной, а запасов еды нам хватит на годы. В одиночку и по двое изучая Лес, мы перестали вести дневники и заполнять отчёты. Мы наслаждались вольной жизнью на этой странной и прекрасной планете.

И однажды мы поняли, что изменились. Нам стали почти не важны цели, задачи и проблемы той техногенной цивилизации, к которой мы принадлежали раньше. Эта удивительная природа стала нашим главным другом, целью и объектом интереса.

Мы исследовали формы жизни, их взаимодействие, взаимосвязь. Классифицировали породы и почвы. Изучили химический состав растений и грибов. Постепенно мы решили, что знаем почти всё. Но однажды, на одной из стен базы, появились лица троих из нас. Не фотографии, не портреты — вольные иллюстрации. Каждый выглядел необычно, по-своему — мы его так не знали. При этом достаточно было беглого взгляда, чтобы понять, кто именно глядит с портрета. Техника исполнения — необъяснима. Рисунки проступали сквозь стену, изнутри к поверхности. Они были невероятно красивы. Как и всё на этой планете.

Мы удивлялись. Потом привыкли, и стали ждать новых рисунков. И радовались.

Все стены заполнены. Внутри базы осталось место максимум для одного. Последний рисунок этой обжитой части пространства появится здесь. А сейчас со стены взирает обшарпанный древний образ. Скоро здесь будет кто-то из нас.

Кто это будет? Каким он станет? Пусть это буду я!

Мы ждём. И уже знаем, что процесс не закончится. Он продолжится в новом блоке, на наружных стенах. Если мы останемся здесь достаточно долго. А сейчас каждый хочет видеть свой портрет. Ведь рисунки появляются «сами». Их создаёт пространство, и рисунок говорит о том, что планета признала и приняла человека. Значит, он изменился и понял — или почувствовал — что-то. Он стал своим для этой удивительной, прекрасной, природы. Мы ещё не прошли этот путь, и пока не знаем как именно. Но те, чьи рисунки на стенах, как-то связаны с планетой. Возможно надолго. В них появляется что-то неуловимое — особая сила. Магнетичность. Их о многом хочется спросить. Но они редко бывают на базе. И отвечают не на все вопросы. Мы ждём.

Щелчок. Вспышка… В комнате наш начальник, собственной персоной. Похоже, связь восстановилась, а мы забыли вспомнить об этом. В новенькой форме, он энергично подходит к месту, куда мы смотрим. Видит нас, переводит взгляд на рисунки на стенах. Меняется в лице. Делает вдох… И орёт: «Вы что, совсем охренели?! Решили, что вы местные боги? Вы думаете, эта планета принадлежит вам?! Вам что, заняться было нечем? Совсем…»

А мы понимаем, что не сможем ничего объяснить. Он не поверит. Пока он не почувствует пространство вокруг, он не сможет понять, что оно живое. В его реальности вообще не может быть живого пространства. Командир уверен, что мы нарисовали себя, устроили клоунаду в военное время. Для него этот лес, и вся планета – дикая территория, на которой есть разве что полезные ископаемые и, возможно, артефакты древних цивилизаций. А мы — позор армии и кучка дезертиров, которые забили на субординацию и дисциплину. А главное — на своё отвественное задание, сравнимое с миссией для общества.

Со всем возможным презрением он смотрит на нас. Мы — видим его. Прекрасный экземпляр. Спина, волевой подбородок. Руки и плечи, благородная седина. Знаки отличия. Прямое, как стрела, мышление. И полная однозначность. Долгие годы карьеры, и результат — уважение и власть, добытые преданной службой с безоговорочным подчинением. Образец дисциплины и моральной стойкости. Для него цель оправдывает средства, а каждый чужой — неприятель.

Для нас он — пришелец. Всё, чем он живёт — железный порядок, культ силы, страх и презрение несогласных. Всё это потеряло ценность для нас. Мы слишком хорошо понимаем, что это — путь в никуда. Война не решает проблем, а создаёт новые. Никто из нас не подчинится ему, и не вернётся службу бездушному обществу, членами которого мы были ещё недавно. Я точно нет. Мне нужно кое что закончить здесь. Пусть мой портрет появится в этом живом, природном, мире. Пусть я узнаю то, что мне нужно знать. Тогда я вернусь в «цивилизованный» хаос, но у меня будут другие цели и средства.

Андрей Лобач, 2018

Автор картинки: неизвестен.

" data-description="

Прошло уже много дней с тех пор, как прекратились сеансы связи и перестали приходить транспорты. Циклон поставил жирное многоточие в планах родной корпорации по «разведке и добыче стратегически важного редкоземельного металла на малообитаемой удалённой воднойЧитать дальше

" >

Добавить комментарий